Ночь святых огней и что сказал Златоуст

Архимандрит Савва (Мажуко) 7 апреля 2018
371
Подробно о том, что происходит в храме в Пасхальную ночь, к чему призывает нас Иоанн Златоуст и почему пасхальную радость не нужно хранить лишь для себя – рассказывает архимандрит Савва (Мажуко).


Молитва в оправе ночи

Архимандрит Савва (Мажуко)

Свою первую всенощную я подсмотрел. Наша семья не была церковной, но Пасху праздновали всегда. В пасхальную ночь мама, как заговорщик, уходила на таинственную церковную службу, и утро для всех начиналось с разговения «пасвяцоным» куличиком.

Настал день, вернее, ночь, когда на это «сборище заговорщиков» взяли и меня. Вспоминаю, и мне весело и хорошо. Море людей. Море огней. Неистовый звон колоколов и невероятно шумная служба. Нам так и не удалось пробраться в церковь. Всенощную стояли на улице в компании внезапно обнаруженных соседей. Что там пели батюшки, о чем восклицал хор – я не понимал ни слова. И отчего-то было очень светло на душе и радостно.

Но та первая Пасха стала настоящим откровением о мне самом, потому что я, человек, с детства привыкший избегать людей, прятаться от многолюдства, впервые пережил восторг оттого, что вокруг люди, которые почему-то перестали быть чужими.

И не важно, знакомы ли мы, ради чего пришли, во что веруем, мне было просто радостно, оттого, что люди есть.

Пасхальная служба непременно проходит ночью. Пасха – это ночь среди людей. Пасха не бывает личной, для себя. Пасха – для всех. Пасха – ночное собрание христиан. Мы сходимся, словно заговорщики, связанные страшной и веселой тайной. Мы все «повязаны» одной большой тайной – Христос воскресе!

Пасхальное богослужение – только ночью. Эту службу может выдержать только ночь. Молитва в оправе ночи. Если Пасха, значит, ночная служба, молитва на всю ночь, всенощная. Это слово так тесно вросло в Пасху, что большинство людей, говоря «Пасха», подразумевают «всенощная».

Однако «всенощная» – технический термин богослужебного устава. Это слово обозначает тип службы, отмеченный особой торжественностью. Всенощные положено совершать каждую неделю, например, в субботу вечером, а также в канун великих праздников.

Слово «всенощная» – одно из самых моих любимых церковных слов. Оно стоит в одном ряду со словами «полунощница», «заутреня», «повечерие», или, по-старинному, «павечерница». Когда-то всенощные действительно служили всю ночь, полунощницы совершали в полночь, а утреня пелась на рассвете. Времена изменились, а слова «засахарились», обратились в богослужебные термины, мало имеющие отношение ко времени суток. И недоумевают «свежие» прихожане, придя на службу: кажется, объявляли всенощную, а молились каких-то три часа…

И только пасхальное богослужение – воистину всенощная.

Если вы выучили тропарь Пасхи

Богослужение Пасхи – самая простая из церковных служб. Правда, этот невероятный секрет известен только знатокам богослужения. Остальным остается только подсматривать за Пасхой христиан, оставаясь чужими, чего не должно быть на празднике для всех. Всенощная – одно из духовных упражнений, которые можно совершать только всем вместе.

Прекращаются ли на Пасху наши духовные упражнения? Нет. Просто несколько смещаются акценты. Пасха – таинство единения, праздник соборности.

Одно из самых простых и в то же время самых сложных духовных упражнений – искусство молиться вместе, «единым сердцем и едиными устами».

Высший уровень – молитва «единым сердцем» – опыт подлинного, глубокого единения в Боге с каждым из наших ближних и со всеми вместе. Это очень высоко. Это таинство открывается не всем, но всякий должен к нему идти, быть готовым принять этот дар. Однако молиться «едиными устами» – это упражнение по силам каждому.

Пасхальная всенощная – лучший повод погрузиться в молитву «едиными устами», но это духовное упражнение требует некоторой подготовки.

Фото: spas-pr.ru

Даже тем, кто подсматривал всенощную, известны закономерности пасхальной службы. Во-первых, молитва постоянно перемежается радостной перекличкой:

– Христос воскресе!

– Воистину воскресе!

Во-вторых, большую часть службы все поют короткую молитву:

«Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав».

Смысл этого текста понятен даже невнимательным соглядатаям. Это тропарь праздника Пасхи. Тропарем называют главное песнопение того или иного церковного праздника, своеобразную «визитную карточку» богослужебного события. Чаще всего это небольшие песнопения, которые следует знать наизусть и обязательно петь всем храмом.

Если вы уже выучили тропарь Пасхи, считайте себя почти готовым к походу на всенощную. Почти. Потому что на этой службе будет кое-что еще.

Открывается пасхальное богослужение чтением полунощницы с каноном Великой Субботы. Приблизительно в полночь начинается Крестный ход, который идет вокруг храма и останавливается у закрытых церковных дверей, символизирующих камень у входа в погребальную пещеру Христа. Здесь настоятель громко возглашает:

«Слава Святей и Единосущной и Животворящей и Нераздельней Троице, всегда, ныне и присно и во веки веков».

Хор, а с ним и весь народ, поет «Аминь». И тут священники впервые начинают петь тропарь Пасхи, и поют его трижды. В ответ хор, а значит, и все молящиеся, повторяют за батюшками троекратно тот же тропарь. Вообще, вся пасхальная служба сплетена из этих бесчисленных, но не утомляющих перекличек. Это молитвенный диалог, из которого никому нельзя вырваться, ни одному возгласу нельзя остаться неотвеченным.

Священники подхватывают пасхальные стишки «Да воскреснет Бог», всего их четыре, и на каждый народ отвечает пением тропаря, а священники и хоругвеносцы на всякий стишок перемещаются, чтобы под пение очередного тропаря оказаться на новой стороне света. После стишков батюшки поют «Славу», то есть «Слава Отцу и Сыну и Святому Духу», им отвечают тропарем. Духовенство затягивает «И ныне», то есть «И ныне и присно и во веки веков. Аминь», и снова тропарь. После чего перекличка сменяется допеванием: батюшки поют первую половину тропаря, народ за ними допевает, и все заходят в храм.

Фото: spas-pr.ru

То, что сейчас произошло, называется началом пасхальной утрени. Зайдя в церковь, дьякон говорит мирную ектению, а это тоже хорошо известная нам перекличка: на прошения ектении люди отвечают «Господи, помилуй». Поэтому не останавливаемся, продолжаем молиться «едиными устами» и единым дыханием.

После ектении будет сложнее, потому что начинается пение пасхального канона. Канон короткий. Он не читается, а поется, и в этом особенность пасхального богослужения: все поется, читается только Писание. Значит, надо запастись текстом канона и подпевать за хором, тем более что напев очень простой и задорный, а текст легко запоминается. К следующей Пасхе будете петь наизусть.

Во время пения канона священники непрерывно носятся с кадилом по храму, выкрикивая «Христос воскресе». Вы, конечно, отвечайте, но не забывайте и канон петь – очень утешает.

Канон заканчивается неожиданно быстро пением светильна «Плотию уснув», после чего батюшки снова подхватывают уже известные нам пасхальные стишки. Но на этот раз хор, а значит, и мы с вами, отвечает не тропарем, а стихирами Пасхи, и их тоже следует выучить наизусть, для чего вам понадобится просто посетить несколько служб на Светлой седмице.

После пасхальных стихир читается Огласительное слово св. Иоанна Златоуста, звучат две ектении, и пасхальная утреня закончилась. Вот такая простая служба! Странно, что кто-то может в ней запутаться.

После утрени поют пасхальные часы. Это небольшое собрание коротких и ободряющих текстов, которые поются не только в церкви, но и дома вместо утренних и вечерних молитв. Надо ли упоминать, что их не только следует петь за хором, но и знать наизусть?

Литургия начинается вслед за часами, причем начало у этой службы такое же, как и начало утрени после Крестного хода. Все повторяется.

Чин литургии на Пасху сохраняет свою обычную структуру. Но вы должны быть готовы к некоторым замечательным моментам. Прежде всего, всю службу двери алтаря остаются открытыми. Они не закрываются и между службами, и так всю Светлую седмицу. Мне это очень нравится, тем более что символизм этого действия понятен даже тем, кто не «испорчен» богословием.

Мгновение, которого ждут многие, – это знаменитое и неповторимое чтение Евангелия на разных языках. Это и вправду необычайно красиво и утешительно. Вместе с непрестанным каждением, беготней по храму, выкриками «Христос воскресе» это чтение символизирует широту и всеохватность пасхальной проповеди апостолов.

И еще в этом чтении слышится оправдание любого языка, апология церковности каждого народа, потому что каждому языку и племени Господь готов доверить Свои великие тайны. Это маленькое боговоплощение, когда Превечное Слово воплощается в словесную плоть, которую дает Ему каждый народ, делая Бога своим, становясь своими Богу.

Задостойник Пасхи тоже надо знать наизусть, что не составит вам труда, поскольку ирмос «Светися, светися» мы уже пели на пасхальном каноне.

Вот и всё. Очень просто. Но сколько радости и утешения быть на Пасхе своим, не «подсматривать за чужой свободой», а самому включиться в единое молитвенное дыхание Церкви. А тому, кто дышит вместе с Церковью одним дыханием, откроется и нечто большее.

Фото: spas-pr.ru

Что сказал Златоуст?

Пасхальная всенощная дарит верующим опыт молитвы «едиными устами», одно из самых красивых и доступных церковных утешений. Однако на Страстной седмице мы приобщились к духовному упражнению «очищения смыслов», приобрели навык созерцания Страстей. Опыт созерцания не прерывается и в Пасхе Воскресения.

Пасха Крестная созерцала Христовы Страсти.

Пасха Воскресения вглядывается в тайну Жизни, победившей смерть. Предмет созерцания пасхальных дней – «Жизнь с избытком», из гроба воссиявшая. Но это не просто предмет созерцания. Самой Жизни мы приобщаемся в Чаше Причастия. Тело Христово становится нашим телом, Его Кровь вливается в наши жилы.

В самом центре Пасхи – Чаша Евхаристии. В Евхаристии мы причащаемся подлинной Жизни, поэтому невозможно помыслить пасхальное богослужение без причастия. Причастие – самый важный момент пасхальной службы.

Не пасхальные гимны, не Крестный ход, не чтение Евангелия на языках, не освящение куличей делают Пасху Пасхой, а именно Евхаристия, без которой все эти прекрасные моменты службы не достигают своей цели.

Подготовка к посту начиналась под знаком пасхальной трапезы. Вспомните притчу о блудном сыне. Она завершается трапезой, ради которой закалается откормленный телец. Поэтому притча о блудном сыне – на самом деле притча о Евхаристии, о последнем и непрекращающемся пире Царствия, на который позван каждый из нас. Это пир не для каждого лично. Пасха – праздник для всех. Поэтому и притча о мытаре и фарисее, и блудный сын, и описание Страшного суда, и многие другие сюжеты, через которые мы проходили Великим постом – о трапезе, которую мы должны разделить не просто с Богом, но и с людьми, которые рядом. Однако не я звал их на этот пир и не от моего желания зависит, с кем посадит меня Господь за эту таинственную трапезу вечности.

В пасхальном богослужении замыкается круг образов и знаков, которые мы созерцали Великим постом. Помогает собрать все эти образы воедино Огласительное слово святителя Иоанна Златоуста, уже не одно столетие читаемое в пасхальную ночь.

К чтению и слушанию этого важнейшего текста следует готовиться. И даже если вы хорошо знаете Писание, все же, отправляясь на пасхальную всенощную, перечитайте притчу о работниках в винограднике из двадцатой главы Евангелия от Матфея.

«Царство Небесное подобно хозяину, который вышел рано поутру нанять работников в виноградник свой. И договорившись с работниками по динарию на день, послал их в виноградник свой» (Мф. 20:1).

Так начинается притча. Хозяин выходит на торжище еще в третий час, в шестой, девятый и, наконец, в одиннадцатый, и всякий раз нанимает работников, которые отправляются возделывать виноград. Вечером управитель по повелению хозяина выплачивает каждому по динарию, начиная с пришедших позже всех. Работники первого часа ропщут: «Эти последние работали один час, и ты сравнял их с нами, перенесшими тягость дня и зной» (Мф. 20:11). Как же эти слова напоминают обиду «правильного» брата из притчи о блудном сыне! Но в отличие от кроткого отца этой притчи хозяин дает обидчивым работникам жесткую отповедь:

«Возьми свое и пойди; я же хочу дать этому последнему то же, что и тебе. Разве я не властен в своем делать, что хочу? Или глаз твой завистлив оттого, что я добр?» (Мф. 20:14-15).

И вот только после этой евангельской истории можно слушать Златоуста, который начинает не с богословия Пасхи, не с раскрытия таинственных смыслов, а с призыва участвовать в трапезе, потому что в Пасху следует погружаться не теоретически, а опытно:

Кто благочестив и боголюбив, – тот пусть насладится этим прекрасным и светлым торжеством.
Кто раб благоразумный, – тот пусть, радуясь, войдет в радость Господа своего.

Кто потрудился, постясь, – тот пусть возьмет ныне динарий.
Кто работал с первого часа, – тот пусть получит сегодня должную плату.
Кто пришел после третьего часа, – пусть с благодарностью празднует.
Кто успел придти после шестого часа, – пусть нисколько не беспокоится; ибо ничего не лишится.
Кто замедлил до девятого часа, – пусть приступит, нисколько не сомневаясь, ничего не боясь.
Кто успел придти только в одиннадцатый час, – пусть и тот не страшится за промедление.

Ибо щедрый Владыка принимает и последнего, как первого;
успокаивает пришедшего в одиннадцатый час так же, как и работавшего с первого часа;

и последнего милует, и о первом печется;
и тому дает, и этому дарует; и дела принимает, и намерение приветствует;
и деятельности отдает честь, и расположение хвалит.

Фото: spas-pr.ru

Златоуст говорит о невыразимом милосердии Господа, который на Свой пир рад принять любого. Златоуст умоляет не бояться Бога, отвергнуть страх и ужас хотя бы в этот день, забыть мучительное чувство вины, которое так любят лелеять верующие люди, отдохнуть от себя в Боге, позволить Ему уврачевать наши раны, потому что не за наши труды и заслуги мы получили доступ к Его жизни, но только благодаря Его непостижимому и необъяснимому человеколюбию.

Итак, войдите в радость Господа нашего;
и первые и вторые получите награду;

богатые и бедные, ликуйте друг с другом;
воздержные и нерадивые, почтите этот день;
постившиеся и непостившиеся, веселитесь ныне.

Трапеза обильна, – насыщайтесь все;
телец велик, – пусть никто не уходит голодным;

все наслаждайтесь пиршеством веры;
все пользуйтесь богатством благости.

Никто пусть не жалуется на бедность, ибо открылось общее Царство.
Никто пусть не плачет о грехах, ибо из гроба воссияло прощение.

Трапеза – общая. Царство – общее. Радость – общая.

Потому что Пасха – для всех. Это праздник Бога-Человеколюбца. Его жизнью и Его любовью мы живы.

Поэтому самое важное, что нужно сделать на Пасху, – открыться этой любви, жизни и радости, разрешить себе хотя бы в эти дни быть святым, чистым и веселым. Но не хранить эту радость для себя, а разделить ее с другими.

И как естественно, когда после пасхальной всенощной все прихожане разговляются тут же в храме, все вместе, вокруг своего пастыря, разделив Чашу, делят друг с другом скромную пасхальную трапезу. Ибо Пасха – общая трапеза. Пасха – праздник для всех.

Правмир

Статьи

Православный календарь

Помоги ближнему...

Работа портала «Православие.By» осуществляется по благословению Высокопреосвященного митрополита Филарета, почетного Патриаршего Экзарха всея Беларуси. Сайт не является официальным приходским или церковным изданием. Белорусский православный информационный портал «Православие.By» ставит перед собой задачу показать пользователям интернета истинность, красоту и глубину Православия. Если вы хотите задать вопрос или высказать свое мнение по поводу сайта или статей, напишите нам, воспользовавшись почтовой формой. Обратная связь.

© 2003-2018 Православие.By - белорусский православный информационный портал. Мнение авторов материалов не всегда совпадает с мнением редакции.
При перепечатке ссылка на Православие.by обязательна.
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет